АНАЛИЗ

  Основных положений проекта ФЗ «Об охоте и сохранении охотничьих          ресурсов и  о внесении изменений в отдельные законодательные акты

                                       Российской Федерации»

  

         Статья 4, пункт 3 противоречит статьям 18 и 50 т.к. «содержание животных в полувольных условиях и искусственно созданной среде» это фактически неволя и не должна регулироваться данным законом, а добыча (ст.1) включает в себя и отлов.

         Статья 2, пункт 4. Аналогичная отсылочная норма «в предусмотренных законом случаях» содержится в статье 17 ФЗ «Об общественных объединениях», но 14 лет не реализуется. В то же время согласно указанной статьи государство должно поддерживать деятельность общественных объединений, в т.ч. через предоставление налоговых и иных льгот, преимуществ, финансирование целевых программ, вопросы, затрагивающие интересы общественных объединений решать с участием или по согласованию с общественными объединениями. Общественные объединения охотников с середины IXX века играют значительную роль в сфере охотничьего хозяйства. Они инициировали охотничьи закона и правовые акты, вкладывали значительные средства в воспроизводство охотничьих животных, вели просветительскую деятельность, охотничье собаководство, стрелковый спорт, создавали охотничьи хозяйства тем самым, давая возможность охотникам в т.ч. и не членам обществ охотится в местах их постоянного проживания. Настоящий проект может реализовать положения статьи 17 ФЗ «Об общественных объединениях»  в сфере охотничьего хозяйства для специализированных общественных охотничьих объединений через установление конкретных норм, позволяющих создавать возможности для охоты для членов данных общественных объединений, наделяя их определенными правами и ограничивая финансовые обременения.

В практике охотничьего законодательства ряда зарубежных стран (Франция, Польша, Болгария и др.) таких примеров достаточно. В России, начиная с царского правительства и до последнего  времени также много примеров в виде законодательных и нормативных правовых актов, характеризующих реальную поддержку  государством  деятельности общественных охотничьих объединений.

         Статья 8, пункт 3 предусматривает, что право на добычу всех охотничьих животных возникает исключительно только по разрешениям, за которые статьей 63 (пункт 16) вводится госпошлина. В тоже время статьей 43 сохраняется сбор за пользование объектами животного мира. Таким образом, за часть видов охотничьих животных, если не за все (из текста законопроекта неясно)  вводится двойная плата за пользование охотничьими животными.

           Статья 10, пункт 3. Вводимая норма не согласуется с антимонопольным законодательством в т.ч. и по понятию «доминирующее положение». В настоящее время у общественных объединений охотников изъятие угодий в пользу иных лиц происходило, как правило, неправовыми методами, настоящий законопроект дает возможность это делать административным путем и это будет первой нормой данного закона, которая реализуется. 46 самых крупных по численности членов (граждан) организаций Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», имеющих в настоящее время от 30 до 80% охотничьих угодий в субъекте РФ вынуждены будут сократить их до 20%. Все эти организации располагаются в густонаселенных регионах, многим из них по 100 и более лет. Они традиционно ведут охотничье хозяйство на площади охотничьих угодий, исходя из численности членов общественных объединений. Сокращение площадей создаст невозможность удовлетворение охотой всех членов объединений, большинство из которых материально не в состоянии выезжать на охоту в другие регионы. По этим же причинам (цена) они не в состоянии оплачивать охоту в частных хозяйствах. Одна уже эта норма является административным шагом к разрушению общественных охотничьих объединений и ограничению охоты для значительной категории граждан. Соответственно для таких организаций норма пункта 1 статьи 61 не имеет смысла, через пять лет по пункту 8 данной статьи угодья будут изъяты.

         Статья 21, пункт 5. Обязанность по регистрации охотничьего билета в государственном охотхозяйственном реестре «в срок не более чем один рабочий день со дня выдачи»  по смыслу закона лежит на госслужащем, выдающим его. Однако согласно пункта 8 (п.п.4) в случае невыполнения этого страдает охотник т.к. билет аннулируется.

        Статья 26 необоснованно ограничивает предоставление земельных участков в собственность юридическим лицам и гражданам для размещения объектов охотничьей инфраструктуры. Многие объекты охотничьей инфраструктуры, перечисленные в статье 54, являются капитальными сооружениями и не строятся на временных участках.

        Статья нечетко раскрывает на каких условиях предоставляются участки охотничьих угодий, используемых только для организации  и осуществления охоты, что позволит вольно трактовать ее, а значит всю площадь охотничьих угодий облагать арендной платой, что сегодня является проблемой с лесными землями. Пункт 4 статьи 61 позволяет рассчитывать арендную плату за всю площадь охотничьих угодий, а не только предназначенных для размещения объектов охотничьей инфраструктуры.

        Согласно данной статьи соглашение с органом исполнительной власти правомочно только на земельные и лесные участки, находящиеся в государственной собственности и не предоставленные в пользование или владение гражданам и юридическим лицам (п.2). По всем остальным землям законопроект (п.3) отсылается на 23 статью Земельного кодекса, которая сама в этих вопросах носит в основном отсылочный характер. Согласно пункта 2 этой статьи в целях охоты должен быть установлен публичный сервитут. Рассматриваемый проект этот вопрос не решает. Вопрос охоты и ведения охотничьего хозяйства может решаться и через установление частного сервитута (п.6 ст.23) с установлением соответствующей платы уже в пользу собственника участка. При установлении публичного сервитута в определенных случаях (существенные затруднения в использовании земельного участка) собственник также вправе требовать от органа, установившего публичный сервитут, соразмерную плату. Это еще дополнительные обременения охотпользователя, все проблемы решения вопроса которых,  законопроект перекладывает на охотпользователя. Учитывая, что в настоящее время охотничьи угодья даже отдельных охотничьих хозяйств представляют собой «лоскутное одеяло» из земельных участков разных владельцев и пользователей, то получается, что законопроект не решает вопроса с охотничьими угодьями, кроме установления платы неизвестно за что, соглашение с органом исполнительной власти по данному вопросу является ничтожным.

        Водные объекты и по определению и по механизму представления территорий (участков) выпадают из состава охотничьих угодий. Поправка в Водный кодекс  (ст.69) не решает проблемы, а скорее создает.   

        Статья 27.  В соответствии с действующим земельным, лесным законодательством, законодательством о животном мире получение земельных участков является правом. Данная статья пунктом 4 (п.п. 6) право превратила в обязанность т.к. предусматривает обязательства по созданию инфраструктуры. Данный пункт, по сути дает право полностью диктовать охотпользователю как вести охотничье хозяйство, включая аренду угодий, строительство объектов, проведение биотехнических мероприятий,  охотустройства, а весь финансовый риск ложится на охотпользователя. Не принимается во внимание дальнейшая судьба всей инфраструктуры после окончания срока соглашения, а он может быть и 10 лет. Согласно лесному законодательству арендатор должен восстановить земли за собственные средства. Не учитывается также, что многие охотпользователи уже имеют в собственности земельные участки с необходимой им инфраструктурой и других участков и объектов им не надо.

         Подпункт 4 пункта 4 предусматривает плату, слагаемую из минимальных размеров арендной платы по договорам аренды земельных участков и лесных участков и ставки сбора за пользование объектами животного мира (годовой объем). Только в статье 29 пункте 6 (п.п.6) говорится, что она ежегодная. В статье 61 (пункт 5) указывается ставка 50 рублей. Вероятнее именно она и будет применяться ( размер маленького хозяйства около 10 тыс.га., средние от 30 до 60 тыс.га). Неясно из текста при получении лицензий надо будет вновь платить сбор или нет.

        Указанные в данной статье обременения плюс аукцион и плата в виде госпошлины ( 100 физ. лицо, 200 руб. юр. лицо) за разрешения составят даже по одному хозяйству миллионы рублей, что невозможно будет окупить никакими ценами на охотничьи услуги.  При этом не учитывается общая налоговая нагрузка, включая неналоговые обязательные платежи.

         Статья 50 непонятно по каким основаниям ограничивает права содержать животным только «на основании охотничьих соглашений».

         Данные замечания по основным вопросам, характеризующим направление концепции данного законопроекта  (абсолютный диктат и огромные финансовые обременения). Многие причем важные нормы допускают вольную трактовку, а значит, будут трактоваться в пользу стороны, предоставляющей право пользования. Пользователь полностью бесправен. Думается все это направлено не на развитие охотничьего хозяйства и тем более на повышение культуры охоты и сохранение животного мира.

         Законопроект содержит много отсылочных норма, реализация которых в установленным законопроектом сроки не  состоится, а значит закон в полной мере не будет.